Или огонь мерцающий в сосуде

Сосуд она, в котором пустота, /Или огонь, мерцающий в сосуде?

Детские и отроческие стихотворения, ученические и подражательные, – необходимый этап на пути к Поэзии. Искренние и непосредственные, они – способ объясниться в любви. Сначала – лишь очаровательным сверстницам. А в зрелом возрасте – природе, человечеству, городу, миру. Уже через год началась Первая мировая война, «но она была так далека от нас и так мало поддавалась нашему представлению, что вначале больших перемен в нашу жизнь не внесла». Но еще через три года произошла революция и она-то перевернула жизнь и быт страны, докатившись от столицы до самых ее окраин. Советская власть пришла вместе с Гражданской войной и военным коммунизмом. В провинциальный Уржум периодика приносит «Двенадцать» Блока, туда доходят стихи Андрея Белого, Анны Ахматовой, позже – книжка «Все написанное Маяковским» – в столицах кипит литературная жизнь! Она манит и притягивает к себе юность, пробующую силы в поэзии и прозе. По окончании учебы Заболоцкий устроился на службу в одно из городских учреждений, а летом 1920 года с товарищем по училищу Михаилом Касьяновым едет в Москву, где они поступают на медицинский факультет университета. Почему – на медицинский? Первоначально собирались на историко-филологический, но накануне отъезда отсоветовал любимый учитель истории: «Не делайте этой глупости. Я сам всю жизнь жалел, что пошел по такому пути». Послушались.

«Дни наши были заняты медициной, – вспоминает Касьянов, – а вечера мы делили между посещением театров, Политехнического музея, кафе поэтов и наших добрых знакомых». Из спектаклей им, как и всей столичной молодежи, особенно нравились постановки в театре Мейерхольда.

В Политехнический – привлекали диспуты и поэтические вечера, где выступали Брюсов, Маяковский и многие другие столичные знаменитости. Кафе поэтов «Домино» на Тверской «оккупировали» имажинисты – В.Шершеневич, А.Мариенгоф и другие. Часто бывал там и Сергей Есенин. Это мощное «магнитное поле» поэзии, эти новые впечатления «наводят ток» собственного творчества – студент-медик и сам много пишет.

Все-таки перспектива стать врачом не устраивала молодого Заболоцкого, и он через год переезжает в Петроград и продолжает учебу уже в Педагогическом институте имени Герцена. Здесь посещает занятия литературного кружка «Мастерская слова», но, вспоминая эту пору, признается, что в поэзии «собственного голоса не находил».

Или огонь, мерцающий в сосуде?

Николай Заболоцкий

Несколько дней назад в фейсбуке  совершенно необычного, часто выходящего за рамки принятого, одного из моих любимых дизайнеров, Фила (бренд «Frau Blau»), развернулось обсуждение на тему эстетики бритья подмышек. Спор возник по следам статьи в журнале «Тайм Аут» . В ней речь шла о девушках, которые заново раскрыли для себя сексуальность волос. А также решили пощекотать нервы конформистам от эстетики.

И нечем ей прельстить воображенье, —

Однажды мне приснился сон-кошмар. Прилег днем на 20 минут… Я, нынешний, увидел себя со стороны — лежащего на этом самом диване немощного и старого. Я, старый, смотрел на этот мир как из тюрьмы — рукой не двинуть, каждое движение доставляет боль… И я понял, что чувствует старый человек, при том, что сознание у него остается прежним, молодым, оно-то возраста не имеет… Проснулся в ужасе и холодном поту. Хочу, чтобы как можно дольше продлился период активной жизни и только поэтому хожу на спорт, для меня это мучение и тяжкий труд, но я каждый день заставляю себя отзаниматься два часа — в надежде, что когда-нибудь это станет для меня такой же потребностью, как почистить зубы. И потом, так страшно в нашей стране болеть … Лучше мучиться со спортом, чем потом мучиться в больнице.

Ты часто меняешь свой внешний образ настолько, что тебя можно просто не узнать. Я тебя запомнила утонченным и романтическим , а ты пришел на интервью а-ля успешный топ-менеджер. Был гламурным блондином, ходил с копной вьющихся волос (один в один Саша Абдулов в «Грамматике любви»), да еще в голубых линзах… Что это, просчитанная смена имиджа  или внутренняя потребность?

Никакого расчета нет вообще! Уверяю тебя, у меня достаточно средств самовыражения в творчестве, творческая реализация приносит мне значительно больше удовлетворения, чем отражение в зеркале. Я всегда собой недоволен, я от себя очень устаю, видимо, отсюда поиск совершенной формы. Если бы я был удовлетворен  собой — этого бы не происходило.

Красота − это сосуд, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?

15

16

17
Тициан. Портрет Элеоноры Гонзага делла Ровере. В начале XIX века начинается царство кринолинов и корсетов. Самый ужасный утягивал талию и бедра и весил несколько килограммов. Конная прогулка иногда заканчивалась для дам, утягивавших талию до 55 см, летальным исходом. Врачи били тревогу, особенно после изобретения рентгеновского аппарата.

Есть понятия истина, правда иложь(кривда). В чем разница? Истину(исток, изначальное)- не знает почти никто, то- кристал. Каждый стоит на своей стороне кристала и влядывается вглубь, смотря при этом через призму своего стекла(правды). Правда(в чем человек убежден) у каждого своя. Здесь сосуд и его наполнение постоянно меняются и должны быть соединены гармонией. Есть навязанные рекламой штампы(нормы). Надо учиться не зависеть от них. Каждый определяет для себя сам понятия красоты и главных ценностей.

Есть люди, лишённые внешней красоты. Но они излучают внутреннюю, душевную красоту. В их глазах искрятся свет и тепло. И от этого тепла мир становится добрее и красивее.

Мне кажется, что способность удивляться окружающей красоте и наслаждаться ею – драгоценнейшее свойство человека. И каждый должен научиться: видеть весной необыкновенную красоту первого подснежника, похожего на кусочек голубого неба; восхищаться цветущими весной яблонями, а летом – розами и лилиями в саду, желтеющими одуванчиками на зелёной поляне, которые раскрывают свои золотые головки навстречу солнечным лучам; умению смотреть заворожёнными глазами на сказочную радугу после тёплого летнего дождя; быть очарованным плывущими на небе голубыми облаками, бегущим по тропиночке муравьём и цветущими синими васильками в колосящейся ржи; лугом, покрытым ромашковой вьюгой, а также ручейками, которые «блестят ярким серебром в тумане», а осенью восторгаться, как «роняет лес багряный свой убор», зимой же с улыбкой «щуриться от ослепительного сверкания мягкого снега»… Без любви человека к окружающему миру, не будет в мире ни красоты, ни гармонии. Но одной любви мало: надо научиться беречь и умножать эту красоту.

«Красота – доброта, вот в чём суть!
И считай, что недаром ты
Жизнь свою прожил,
Если даже чуть-чуть
Красоту в этом мире умножил!»

Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Ещё не знает это существо.
Ей всё на свете так безмерно ново,
Так живо всё, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине её горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты её нехороши
И нечем ей прельстить воображенье, —
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?
/Николай Заболоцкий, 1955г/

Источников несколько, но главный этот

Похожие записи